• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

В «кольце» обещаний

Строительство Каштакской развязки в Чите являет собой наглядный пример того, как можно с лёгкостью запустить перспективный и востребованный проект, не уделив должного внимания организационным процессам. Десять лет пустых обещаний со стороны чиновников, сотни миллионов неосвоенных рублей, которые те год из года исправно получали из бюджетов разных уровней, и тонны негативных эмоций и нецензурных отзывов на всё это безобразие от местных жителей. «Экстра» проанализировала историю возведения этого проблемного объекта – от первой закладки фундамента до нынешнего положения дел – и сделала выводы, чего ожидать в будущем от данного долгостроя.

Точка невозврата

Впервые о строительстве Каштакской развязки, или, как она именуется в официальных документах: «Развязка в разных уровнях на пересечении автодороги Улан-Удэ – Забайкальск и автодороги Чита – Смоленка, подъезд к федеральной автодороге Чита – Хабаровск (район Каштака) ПК 17+00 -ПК36+05», власти Читы открыто заявили в 2008 году. Тогда ситуация с автомобильными пробками на «каштакском кольце» достигла своего апогея: многокилометровые очереди из машин стали настоящим проклятием как для водителей, так и для пешеходов. Чтобы эта проблема в перспективе не обернулась транспортным коллапсом, чиновники из городской администрации решили возвести в том районе двухуровневую развязку. Планировалось создать 200-метровый путепровод (мост) по улице Красной звезды, облагородить и расширить на 5,5 метров дороги, входящие в состав «кольца» на земле, а также сделать систему водоотвода. Общая протяжённость данного объекта должна была составить около двух километров. На все эти цели требовалось 1миллиард 200 миллионов рублей. Парадокс, но на разработку проектно-сметной документации и на поиск подрядчика чиновникам по непонятным причинам потребовалось практически четыре года, хотя изначально они рапортовали, что строительство начнётся в 2009-ом. На деле же масштабные работы развернулись только в 2011-ом. Данный госконтракт взялась исполнять омская строительная компания ООО НПО «Мостовик», выигравшая аукцион.

На первых порах всё шло как по маслу. Строительство финансировалось из дорожного фонда, краевого и городского бюджетов. При этом строители были уверены, что смогут сдать объект в эксплуатацию раньше – осенью 2013 года, а не в декабре 2015-го, как это было предусмотрено условиями контракта.

Однако жизнь внесла свои коррективы: подрядчик оказался на грани банкротства из-за того, что параллельно ввязался в целую вереницу убыточных проектов. Впрочем, такую версию общественности преподнесла сама компания. Неофициально же подрядчик был вынужден сложить с себя полномочия в связи с тем, что погряз в миллиардных исках от администрации города Сочи, где якобы возводил олимпийские объекты по искусственно завышенной стоимости. В результате после ухода «Мостовика» недостроенной оказалась вторая очередь транспортной развязки – это обводная дорога в пределах «кольца» и дорога, ведущая от «кольца» до конца посёлка Каштак (она сейчас представляет собой «бутылочное горлышко» – авт.). К слову, первая очередь объекта досталась городу далеко не в идеальном состоянии. С горем пополам в январе 2014-го удалось открыть движение на мосту, но при этом оно до сих пор считается временным. С того периода, как подрядчик стал испытывать финансовые сложности, работы на развязке не велись даже вполсилы. И что удивительно: причина здесь крылась далеко не в отсутствии финансовых средств в бюджете, а в большей степени в организационных моментах. Всё это время городские власти не могли попросту найти строительную компанию, которая бы ответственно подошла к исполнению госконтракта, а может они и вовсе не хотели её искать.

Непобеждённый «ДорСтрой»

Посудите сами, когда дела у «Мостовика» начали складываться не очень, комитет по развитию инфраструктуры Читы объявил аукцион на строительство второй очереди развязки за 622 миллиона рублей, но он был аннулирован специалистами забайкальского УФАС, так как аукционная документация, утверждённая заказчиком, не соответствовала требованиям закона «О размещении заказов».

Добавим, что несостоявшимся победителем тогда оказалась малоизвестная читинская компания «ДорСтрой» с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Затем наступило долгое затишье: в этот промежуток времени власти скорректировали изначальную стоимость проекта, снизив её до 294 миллионов рублей из-за пресловутого экономического кризиса, разразившегося у нас в стране. На исходе 2015 года, наконец-то был проведён очередной аукцион. Победителем стал «ДорСтрой». Однако здесь снова возникла неувязка. Выяснилось, что  данная компания предоставила заведомо недостоверные сведения о трудовых ресурсах, что позволило ей получить преимущество перед другими участниками закупки. Впоследствии заказчик в одностороннем порядке решил расторгнуть с ней договор. После чего «ДорСтрой» встретился с городскими властями в Арбитражном суде. Ценой больших усилий муниципалы одержали верх над недобросовестным подрядчиком. Пока же длились многомесячные судебные тяжбы, работа на «кольце» стояла.

Новую попытку в этом направлении власть имущие предприняли только в 2016-ом, но и здесь у них всё пошло под откос. УФАС региона обнаружила в конкурсной документации не существующие марки стройматериалов и требований к ним. Видимо, чиновники перед запуском вышеупомянутой процедуры не удосужились перепроверить эти данные и пустили дело на самотёк. Их даже не смутил тот факт, что с момента проведения предыдущего аукциона утекло много воды.

Как итог, процесс выбора подрядчика приостановили до устранения всех нарушений. Когда они были исправлены, на горизонте обозначились другие сложности. Двух подрядчиков – ООО «Ника» и «ДорСтрой» (эта компания просто жаждала получить контракт), принимавших участие в конкурсе, не устроило то, что заказчик отклонил их заявки, так как те не соответствовали установленным требованиям. В связи с этим проигравшие обратились с жалобами в антимонопольную службу. Победителем аукциона на тот период, заметим, являлось муниципальное предприятие «Дорожно-мостовое ремонтно-строительное управление». Занимать это почётное место «ДМРСУ» пришлось недолго. Антимонопольщики признали жалобы компаний обоснованными. В конце концов, 14 марта 2018 года конкурсная комиссия определила подрядчика, который завершит строительство Каштакской развязки. Им стала «ДорСтрой», предложившая наименьшую цену за выполнение данного контракта – 220 миллионов рублей.

Сейчас строительство второй очереди транспортной развязки ещё не стартовало: контракт находится в стадии подписания. При этом документом предусмотрено, что объект должен быть сдан в эксплуатацию в 2019 году. Произойдёт ли так в действительности, большой вопрос. Да, деньги на реализацию этого проекта отчасти имеются. Министерство территориального развития Забайкальского края выделит на развязку в текущем году 120 миллионов рублей субсидий из дорожного фонда.

Небольшая доля финансовых средств будет выделена из дорожного фонда города. Остальные деньги, надо полагать, наши чиновники надеются получить в будущем от федеральных властей. И на то у них есть соответствующие основания: развязка строится в рамках реализации федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Но опять же, повторимся, что деньги в этом деле, скорее, стоят не на первом, а на втором месте. Если, брать во внимание горький опыт прошлых лет, то субсидии, пусть и незначительные, на возведение этого проблемного объекта ежегодно исправно закладывались в региональный дорожный фонд, но городские власти их не осваивали в полном объёме из-за того, что не могли найти достойного подрядчика.

А не находился он, потому что аукционы ими организовывались из рук вон как плохо. По данным минтерразвития Забайкалья, в 2014 году краевые власти готовы были отдать городу сумму в размере 98 миллионов рублей. Мэрия же Читы смогла организовать выполнение работ всего на 12 миллионов рублей. Затем контракт с компанией-застройщиком – «Мостовиком» был расторгнут. В последующие годы наблюдалась примерно аналогичная ситуация. Даже, в 2016-ом, когда в крае свирепствовал кризис, на эти нужды было предусмотрено 36 миллионов рублей. Освоены же были только 12: они пошли на корректировку имеющейся проектной документации. Остальные деньги остались невостребованными.

Статья опубликована на сайте газеты "Экстра"